Поиск
  • максим сухинов

16. Мой вернисаж. Лучшие иллюстрации к книгам Сергея Сухинова

Обновлено: 29 авг. 2020 г.




Не знаю почему, но в молодости мне очень хотелось не столько увидеть напечатанными мои первые произведения, сколько полюбоваться рисункам, сделанным на их основе. Наверное потому, что я, увы, совершенно не умею рисовать!

Похоже, подобные странные мысли рождаются не только в моей голове. По крайней мере мой первый конфликт с собратьями по семинару молодых фантастов при ЦДЛ, руководителем которого был мой Учитель в литературе Аркадий Стругацкий (а практически с нами занимались известные в те годы писатели-фантасты Дмитрий Биленкин, Евгений Войскунский и Георгий Гуревич) разразился именно из-за иллюстраций к альманаху "Мир приключений" - 1983. Нет, никто из других членов семинара прямо об этом мне не сказал, но я видел их лица, когда они брали в руки этот очень престижный в те годы сборник приключенческих и фантастических произведений, издаваемый с 1955 года издательством "Детская литература".

Конечно же, главной причиной усложнения наших и без того непростых отношений стал отбор повестей и рассказов для этого альманаха. Все тридцать с лишним членов нашего семинара (и постоянных, и из числа наезжающий из разных городов страны, прежде всего из Ленинграда и Киева) мечтали попасть в число избранных. Формально отбор был поручен молодому критику Михаилу Ковальчуку, известного как Вл.Гаков (значительно позднее в 1995 году он выпустил в Минске весьма объемную "Энциклопедию фантастики", которая по-моему так и осталась единственной в нашей стране). Разумеется, Миша поставил во главе раздела "Фантастика" свой очерк "Побег из детства", посвященный юным годам Рея Брэдбери. В этот раздел вошли так же два рассказа самого Брэдбери, произведения известных в то время писателей Еремея Парнова, Игоря Росохватского и библиографический очерк Всеволода Ревича. Из молодых (не столько по возрасту, сколько по писательскому стажу) свои рассказы смогли увидеть в столь почетном сопровождении члены нашего семинара А.Силецкий, А.Кубатиев, а также гости семинара Б.Штерн, Л.Панасенко, В.Цыганов т В.Малов. Но самой объемистой стала моя повесть "Смерть Галахада". Не знаю, выбрал бы ее сам М.Ковальчук или нет, но на первом листе рукописи стояла надпись, сделанная рукой самого Аркадия Стругацкого "В печать". А с этим не поспоришь!

Никто другой таким автографом Мастера похвастаться не мог. А тут еще эти два рисунка... На обложке альманаха был нарисован мужчина, который держит в руках девочку - а за ним тянется длинная черная тень... Здесь никаких сомнений не было - это героиня моей повести Эмми и ее отец!



А ведь художник мог выбрать другой сюжет - из того же Рея Брэдбери, или знаменитых "приключенцев" Александра Беляева, Анатолия Безуглова, Александра Абрамова или Александра Казанцева. Но художник выбрал мою повесть!

Для людей, далеких от литературы, этот факт может показаться сущей мелочью - мол, да какая разница, иллюстрация из какого произведения сборника попала на его обложку? Но ведь это был знаменитый (в то время) ежегодный альманах, который мечтали приобрести миллионы читателей, но при тираже всего в 100 000 экз это было сделать очень и очень сложно!

Но это еще не все. Художник В.Колтунов должен был сделать еще две иллюстрации - к разделам "Приключения" и "Фантастика". И во втором случае вновь появился рисунок из моей повести "Смерть Галахада", да еще какой необычный, аллегорический! Мне он очень понравился.



Но это было уже слишком! С того дня между мною и другими членами семинара появилась заметная стена. Тот из вас, кто интересуется, скажем, шоу-бизнесом, легко поймет эту ситуацию. Кто-то из "звезд" выступает в Кремлевском дворце, а кто-то выходит на сцену, скажем, Дома железнодорожников. Тоже не видите разницы?

Ситуация повторилась в 1986 году, когда мой рассказ "Дворник" был опубликован на почетном третьем месте (из 30) в ежегодном сборнике "Фантастика", издаваемом "Молодой гвардией", общим тиражом в 200 000 экз. На этот раз очень хороший художник Роберт Авотин подарил мне всю заднюю обложку книги.



Главный редактор отдела фантастики Владимир Щербаков очень высоко оценил мой рассказ. Но на мой вопрос: почему Авотин выбрал именно его для иллюстрации обложки сборника, почему-то неприязненно буркнул: "Это рисунок не по твоему рассказу, Сергей".- "А по чему же еще? - удивился я. - Прочитал весь сборник, ни у кого нет похожего сюжета! Это мой герой математик Андрей Чернов, который в результате автомобильной аварии потерял память, и стал работать обычным дворником. Но в редкие минуты просветления он вспоминал о своей прежней жизни, и написал руководство по восстановлению своей личности, которую он назвал Книга. Эта Книга помогала ему в течении дня становится самим собой, и к вечеру он ощущал себя ученым, продолжал свои исследования, приезжал в свой институт. Но к ночи мозг снова сдавал, и Андрей, проснувшись, вновь становился слабоумным молодым мужчиной, способным только на самую примитивную работу. Но больше всего его угнетало, что каждый вечер он вспоминал о своей жене, которая по его вине погибла в автоаварии...

Об этом и говорил рисунок Роберта Авотина (позднее он иллюстрировал несколько моих переводов фантастических романов Эдмонда Гамильтона и Пола Андерсона, которые в 80--е годы во многих номерах публиковал журнал "Техника-молодежи".) Почему же Владимир Щербаков отрицал очевидное?

Похоже, на этот раз недовольство высказали другие маститые авторы сборника. В их числе были Георгий Шахназаров (отец кинорежиссера Карена Шахназарова), основоположник отечественной уфологии Феликс Зигель, известный ленинградский писатель Александр Горбовский...

О театральных актерах нередко говорят: содружество скорпионов. Поверьте , в писательской среде царят те же самые нравы! Мой старший товарищ по детской литературе Сергей Михалков (в 2008 году в Фонде культуры России он вручил мне премию за лучшее произведение для подростков) однажды сказал: если вы хотите, чтобы братья-писатели вас любили, вы должны быть бедным, больным и неудачливым литератором. Иначе вас будут как минимум очень не любить, а то и ненавидеть! Сам Сергей Владимирович вдоволь отведал последнего яда, всю писательскую жизнь его сопровождала неприязнь, а то и откровенная вражда. Помню как во время некоторых мероприятий в Российской государственной детской библиотеке сотрудники этого замечательного учреждения при его появлении демонстративно вставали с мест и уходили из зала. А какое концерты устраивали его враги во время заседаний Совета по детской книге России! Сейчас эта вражда перекинулась на Никиту Михалкова - но тот. надо отдать ему должное, умеет когда надо дать сдачи.

Но зависть - это очень неприятно. Я особенно это почувствовал, когда в 1992 году в издательстве "Детская литература" вышла моя первая книга "Война сказок". Но как вышла! В самой престижной в то время книжной серии "Библиотека приключений и фантастики", т.е.н "золотой рамочке"! Это была едва ли последняя оригинальная книга в этой серии, перед ней в 1992 году была издана книга В.Крапивина "Выстрел с монитора". В следующем 1993 году вышли только переиздания А.Беляева, Р.Брэдбери, И.Ефремова, Дж.Лондона и еще кое-что, и на этом серия прекратила свое существование.

Что тут случилось, описать сложно - ведь ни у кого из т.н. "молодых" авторов своей книги в БПНФ не было - и как потом оказалось, никогда и не будет!

Мне могут возразить - мол, в "золотой рамочке" были позже изданы многие книги Василия Головачева, двухтомник Вячеслава Рыбакова и еще кое-что. Но все эти книги только похожи на знаменитую детлитовскую "золотую рамочку", которая издавалась еще начиная с 1936 года. Все эти книги других новых авторов - подделки недобросовестных издателей, которые просто переделали некоторые из оформительских виньеток под знаменитую серию БПНФ.

Моя "Война сказок" была оригинальной книгой издательства "Детская литература". Не удивительно, что редакторы подобрали и очень хорошего художника Александра Вальдмана. Таким образом, мои удачи с художниками продолжились. Наивысшей их точкой стало мое сотрудничество с замечательным, всеми любимым художником Леонидом Владимирским - но об этом позже.

Итого к моим 45 книгам разными художниками было сделано около 1000 иллюстраций, чем я очень горжусь. В Интернете можно найти огромные подборки из этих иллюстраций, но они бессистемны и зачастую не лучшего качества, как правило без указания, к каким книгам они относятся.

Я решил в этом сайте привести ряд на мой взгляд лучших рисунков к моим книгам. Начну с трех книг (вернее с трилогии и двух других книг), которые я выделяю в своем творчестве. Очень важно, что все они из разных жанров: трилогия "Клад и Крест" - это реалистические повести о современных подростках и о путях, которые они выбирают в жизни. "Война сказок" - это редкая в наше время научно-фантастическая трилогия для подростков. "Гудвин, Великий и Ужасный" - повесть из серии "Сказки Изумрудного города", иллюстрации к торой сделал мой старший друг, знаменитый Леонид Владимирский.

Итак, книги трех разных жанров - и это в наше время, когда практически все авторы предпочитают работать на конвейере, выпуская однотипную продукцию. (детективы, фантастику, исторические романы, публицистику, поэзию и т.д.) Да, этот конвейерный путь имеет больше шансов на успех (достаточно вспомнить Агату Кристи!), но не всем нравится быть "весной и летом одним цветом". Разнообразное творчество Алексея Толстого всегда было для меня примером - и я рад, что не пошел по куда более легкому и заманчивому пути выпечки литературных "блинов".


Трилогия "Клад и Крест". Художник Николай Остапенко.






















Далее я хочу познакомить вас лучшими (на мой взгляд) иллюстрациями Александра Вальдмана к моей книге "Война сказок". в которую вошли три повести "Смерть Галахада", "Война сказок" и "Меч времени".
















В переиздании этих трех повестей в другом крупнейшем издательстве страны "Эксмо" (к ним прибавилась и четвертая повесть "Рыцари Звездного замка" ) мне более всего понравились не черно-белые иллюстрации, а обложки книг:





Отмечу и лучшие рисунки к научно-фантастической дилогии "Группа "Альфа"" : "Звездная застава" и "Ночь на Меркурии" (издательство "Эксмо"). В этих "взрослых" книгах я более всего горжусь двумя повестями "Долина миражей" и "Ветер перемен".


















Серия из десяти детских книжек "Сказки Изумрудного города" (изд-во "Эксмо") содержала немало рисунков. Первые девять имели по 8 цветных рисунков и по 20 черно-белых иллюстраций, выполненных художниками М.Ряполовым и А.Воробьевым. Самыми ценными я считаю карты разных стран земли Торна, но и среди рисунков (чисто детских) можно выделить кое-что интересное


















А это на мой взгляд лучший рисунок всей серии:





















Ну а теперь пора перейти к десятой книге из серии "Сказки Изумрудного города", моей самой любимой (с точки зрения иллюстраций) сказочной повести "Гудвин, Великий и Ужасный", рисунки к которой сделал мой старший друг Леонид Викторович Владимирский ("Эксмо", 2001 г.) Еще удачнее эта книга была издана в Германии (2002) , а позднее - в США в прекрасном переводе переводчика из Нью-Йорка Питера Блайстоуна.

Выбрать лучшие из рисунков ЛВ очень сложно, но я это сделал, хотя порою сам с собою был не согласен.

Чудесные получились рисунки, на уровне первых двух книг А.Волкова! Я очень гожусь ими, но именно эти рисунки вызвали особую зависть моих собратьев детских писателей и писателей-фантастов. У них-то ничего подобного нет и вряд ли когда-нибудь появится. Но это уже не мои проблемы.












ЛВ говорил, что срисовал молодого Гудвина с меня. Определенное сходство, конечно, есть, хотя я далеко не рыжий. Но все же приятно!

А себя ЛВ изобразил в виде старосты деревни Вардала. Вот как мы встретились на страницах этой книги:









Рисунки ученика Леонида Викторовича Владимирского, художника из Твери Михаила Мисуно к моему 10-томному сериалу "Изумрудный город" ("Армада"-"Дрофа", 1997-2004 г.г.) - это особенная песнь! Не представляю, кто еще из иллюстраторов взялся бы за такую огромную и сложнейшую работу - сделать около 600 (!!) цветных рисунков. На мой взгляд, это настоящий подвиг, и я очень благодарен Мише за то, что не только взялся, до и довел до победного конца этот огромный труд!

Выбрать лучшее из рисунков ММ оказалось тоже непростой задачей. Наверняка он сам отметил бы несколько другой состав своих иллюстраций, но рука автора все же первая. И вот что у меня получилось:





























Мой любимый рисунок: